Калле Блумквист и Расмус (Часть 3). Астрид Линдгрен

Порекомендовать к прочтению:
FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

— Теперь ты сам видишь, что у него нет бороды! — торжествующе закричал Расмус, обращаясь к Калле, который нерешительно топтался у калитки. — И еще он, ясное дело, умеет ездить на мотоцикле! — продолжал Расмус.

Потому что он уже мысленно представлял себе папу с длинной волнистой бородой, которая путалась бы в колесах, и зрелище это было просто невыносимым.

Калле и Андерс вежливо поклонились.

— Расмус говорит, что вы делаете листовое железо, — сказал Калле, желая замять разговор о злополучной бороде.

— Да, пожалуй, это можно так назвать, — засмеялся профессор. — Листовое железо… легкий металл… понимаете, я сделал небольшое изобретение.

— Какое изобретение? — заинтересовался Калле.

— Я нашел способ изготовить легкий непробиваемый металл, — начал рассказывать профессор.

И это-то Расмус называет «делать листовое железо»!

— Да, я читал об этом в газете, — оживился Андерс. — Тогда, выходит, вы — знаменитость, вот это да!

— Да, он знаменитость, — подтвердил с высоты отцовского плеча Расмус. — И бороды у него тоже нет. Понятно?

Профессор не стал распространяться о своей славе.

— А теперь, Расмус, пойдем завтракать, — сказал он. — Я поджарю тебе ветчину.

— Я и не знала, что вы живете в нашем городе, — удивилась Ева Лотта.

— Только летом, — объяснил профессор. — Я снял эту развалюху на лето.

— Потому что папа и я будем здесь купаться и загорать, пока мама лежит в больнице, — сказал Расмус. — Мы — вдвоем, совсем одни. Ясно?

2

Родители часто мешают, когда надо воевать. Они самыми разнообразными способами вмешиваются в ход событий. Иногда торговцу бакалейными товарами Блумквисту приходило в голову, что сын мог бы помочь ему в лавке в часы «пик». И почтмейстер частенько приставал с глупыми предложениями насчет того, что Сикстену следовало бы убрать мусор с садовых дорожек и подстричь траву на лужайках. Сикстен напрасно пытался убедить отца в том, что заросший сад выглядит гораздо романтичнее. Почтмейстер только непонимающе качал головой и молча показывал на машинку, которой подстригали садовую траву.

Еще более упрямым и требовательным был сапожник Бенгтссон. Ему пришлось зарабатывать себе на хлеб с тринадцати лет, а сын должен идти по стопам отца, считал сапожник. Поэтому он железной рукой пытался во время летних каникул засадить Андерса за сапожный верстак. Но Андерс со временем научился мастерски избегать любых покушений на его золотую свободу.

Оттого-то, когда сапожник спускался в свою мастерскую, чтобы посвятить старшего сына в тайны сапожного ремесла, скамеечка, на которой должен был сидеть Андерс, большей частью пустовала.

По-настоящему человечным оставался лишь папа Евы Лотты.

— Только бы ты была веселой и доброй и не очень проказничала, и я оставлю тебя в покое, — говорил пекарь, нежно кладя отеческую руку на белокурую макушку Евы Лотты.

— Да, вот это папа так папа, — горько сетовал Сикстен, нарочито громко, чтобы заглушить стрекотание машинки, которой подстригали садовую траву.

Уже второй раз за короткое время безжалостный отец заставил сына посвятить себя садоводству.

Бенка и Юнте, повиснув на заборе, с участием смотрели на мучения Сикстена. Они пытались утешить его, живописуя яркими красками собственные бедствия. Бенка по меньшей мере целое утро собирал смородину, а Юнте пас маленьких братьев и сестер.

— Да, если так дело пойдет, — негодовал Сикстен, — придется сражаться с Белыми Розами по ночам. За весь день свободной минутки не найдется, чтобы сделать даже самое необходимое.

Юнте кивнул головой в знак согласия:

— Вот это речи настоящего мужчины! А не проучить ли нам Белых Роз нынче лее ночью?

Сикстен немедленно отбросил в сторону машинку, которой подстригал траву.

— Ты не дурак, Юнте, миленький! Пошли соберемся в штабе на военный совет.

И в штабе Алых Роз, что находился в гараже Сикстена, был разработан план ночного нападения. После чего Бенку с ультиматумом предводителя Алых Роз послали к Белым Розам.

Андерс и Ева Лотта сидели в садовой беседке пекаря и ждали, когда закроется бакалейная лавка Блумквиста и Калле освободится. Чтобы скоротать время, они играли в шахматы и ели сливы. Согретый теплыми лучами июльского солнца, предводитель Белых Роз немного расслабился, и вид у него был не очень-то воинственный. Но, увидев, что по гати из хвороста, проложенной на болоте Евой Лоттой, мчится Бенка, а вода так и брызжет из-под его босых ног, он приободрился. В руках Бенка держал бумагу, и эту бумагу он, холодно поклонившись, передал предводителю Белых Роз, после чего быстро исчез тем же путем, что и появился.

Выплевывая сливовые косточки, Андерс принялся громко читать:

Этой ночью при свете луны в замке моих предков будет задан пир. Алые Розы собираются праздновать возвращение славного и достопочтенного Великого Мумрика, которого они отвоюют у язычников. Предупреждаем!!! Не мешайте нам!!! Ничтожные воображалы из банды Белых Роз, которые попробуют сунуться к нам тайком, будут беспощадно стерты с лица земли. Все до одного!

Сикстен, дворянин и предводитель Алых Роз.

Внимание! В 12 часов ночи в развалинах замка.

Андерс и Ева Лотта посмотрели друг на друга и удовлетворенно ухмыльнулись.

— Пошли, предупредим Калле, — сказал Андерс, засовывая бумажку в карман брюк. — Запомни мои слова — наступает Ночь Длинных Мечей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку
Находится в разделе: Астрид Линдгрен

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика