Калле Блумквист и Расмус (Часть 3). Астрид Линдгрен

Порекомендовать к прочтению:
FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Малыш, сидевший на крыльце, конечно, заметил, что у калитки происходит нечто необычное, и медленно зашагал по садовой дорожке. А увидев Еву Лотту, остановился.

— Привет! — чуть нерешительно сказал он.

Ева Лотта стояла у калитки, и на лице ее блуждала «дурацкая», как говорил Андерс, улыбка.

— Привет! — ответила она. — Как тебя зовут?

Малыш рассматривал ее своими серьезными темно-синими глазами и, казалось, не обращал внимания на ее «дурацкую» улыбку.

— Меня зовут Расмус, — сказал он, выводя узоры большим пальцем ноги на песке садовой дорожки.

Потом подошел ближе, просунул свою маленькую, курносую, веснушчатую мордочку сквозь рейки калитки и вдруг увидел сидевших на траве Калле и Андерса. Его серьезное личико расплылось в широкую, восхищенную улыбку.

— Привет! — сказал он. — Меня зовут Расмус.

— Да, это мы уже слышали, — снисходительно отозвался Калле.

— Сколько тебе лет? — спросила Ева Лотта.

— Пять, — ответил Расмус. — А в будущем году исполнится шесть. А сколько исполнится тебе в будущем году?

Ева Лотта засмеялась.

— В будущем году я буду уже старой-престарой тетенькой, — сказала она. — А что ты тут делаешь, ты живешь у Эклунда?

— Нет, — ответил Расмус. — Я живу у своего папы.

— А он живет здесь, в этом доме?

— Ясное дело, он живет здесь, — оскорбился Расмус. — Иначе я не мог бы жить у него, понятно тебе?

— Железная логика, Ева Лотта, — сказал Андерс.

— Ее зовут Ева Лотта? — спросил Расмус, большим пальцем ноги указав на Еву Лотту.

— Да, ее зовут Ева Лотта, — ответила сама Ева Лотта. — И ей кажется, что ты — симпатяга.

Поскольку Алые еще не показывались, девочка быстренько перебралась через калитку к симпатичному ребенку из сада Эклунда.

Расмус не мог не заметить, что по крайней мере один человек из трех им очень заинтересовался, и решил ответить учтивостью на учтивость. Надо было только найти подходящую тему для беседы.

— Мой папа делает листовое железо, — подумав, сообщил он.

— Он делает жесть? — переспросила Ева Лотта. — Стало быть, он жестянщик?

— Никакой он не жестянщик, — рассердился Расмус. — Он профессор, который делает листовое железо.

— Ой, как здорово! Раз так, он сделает жестяной противень для моего папы, — обрадовалась Ева Лотта. — Понимаешь, он пекарь, и ему нужна целая уйма противней.

— Я попрошу папу, чтобы он сделал противень для твоего папы, — приветливо пообещал Расмус, сунув ручонку в руку Евы Лотты.

— Фу, Ева Лотта, какая чепуха! — пристыдил ее Андерс. — Плюнь ты на этого мальчишку, ведь в любую минуту могут появиться Алые.

— Успокойся! — сказала Ева Лотта. — Я же первая раскрою им всем черепушки.

Расмус с глубоким восхищением уставился на Еву Лотту.

— Кому ты раскроишь черепушки? — спросил он.

И Ева Лотта начала рассказывать. О войне Алой и Белой Розы. О диких погонях за врагом по улицам и переулкам городка, об опасных заданиях, таинственных приказах и захватывающих приключениях, когда они темными ночами тайком удирали из дому. О достопочтенном Великом Мумрике и о том, как вскоре сюда налетят Алые, злые, как шершни, и начнется великолепное сражение.

Расмус все понял. Наконец-то он понял, что смысл жизни в том, чтобы стать Белой Розой. Ничего прекраснее на свете нет. В самой глубине его пятилетней души зародилось в этот миг безумное стремление быть таким, как Ева Лотта, как Андерс и еще как этот — ну, как звать другого мальчика, ну, как его — Калле! Быть таким же рослым и сильным, раскраивать черепушки Алым, издавать воинственный клич и красться в ночи… Он поднял на Еву Лотту широко раскрытые глаза, в которых читалось это его страстное желание, и неуверенно спросил:

— Ева Лотта, а я не могу стать Белой Розой?

Ева Лотта слегка щелкнула его в шутку по веснушчатому носику и сказала:

— Нет, Расмус, ты еще слишком мал.

Ну и рассердился же Расмус! Его охватил праведный гнев, когда он услыхал эти презрительные слова: «Ты еще слишком мал». Вечно только это и слышишь! Он сердито посмотрел на Еву Лотту.

— Тогда, по-моему, ты — дура, — констатировал он.

И после этих слов решил бросить ее на произвол судьбы. Лучше он спросит этих мальчиков, не может ли он стать Белой Розой.

Они стояли у калитки и с интересом смотрели на дровяной сарай.

— Эй, Расмус, — спросил тот, которого звали Калле. — Чей этот мотоцикл?

— Ясное дело, папин, — ответил Расмус.

— Скажи, пожалуйста, — удивился Калле. — Ничего себе, видать, профессор, который ездит на мотоцикле! Наверно, борода у него путается в колесах.

— Какая еще борода, — зло сказал Расмус. — У моего папы нет бороды.

— Разве? — усомнился Андерс. — Ведь борода есть у всех профессоров.

— А вот у него нет! — повторил Расмус и с чувством собственного достоинства зашагал обратно к веранде. Эти ребята — дураки, и он больше не собирается с ними разговаривать.

Очутившись в безопасности на веранде, он обернулся и закричал всей этой троице у калитки:

— Вы все — дураки! Мой папа делает листовое железо, и он — профессор без бороды!

Калле, Андерс и Ева Лотта, забавляясь, смотрели на сердитую маленькую фигурку на веранде. Они вовсе не собирались его дразнить. Ева Лотта сделала несколько быстрых шагов, чтобы броситься за ним и хоть чуточку его успокоить, но тут же остановилась. Потому что в тот самый миг дверь за спиной Расмуса отворилась и кто-то вышел на веранду.

Это был загорелый молодой мужчина лет тридцати. Крепко обхватив Расмуса, он перекинул его к себе на плечо.

— Ты абсолютно прав, Расмус, — сказал он. — Твой папа делает листовое железо, и он — профессор без бороды.

С Расмусом на плечах он зашагал по песчаной дорожке, а Ева Лотта чуточку испугалась: ведь она переступила порог частного владения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку
Находится в разделе: Астрид Линдгрен

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика