Человек и змея

Была весна. Крестьяне очищали поля от кукурузных стеблей и сжигали их. Повсюду подымались столбы дыма и краснели язычки огня.
Крестьянин, ехавший мимо поля, обратил внимание на невысокое дерево, под которым медленно горела подожженная трава. С верхушки дерева доносилось громкое шипенье — туда забралась задыхавшаяся от дыма змея. Всадник подумал: «На моих глазах гибнет живое существо, могу ли я пройти равнодушно мимо? Нет, нельзя!»

Поднявшись на стремена, он коснулся змеи плеткой.
Змея переползла на ее черенок, соскользнула по рукоятке, очутилась на груди всадника и мгновенно обвилась вокруг его шеи.
— Что ты делаешь? — воскликнул испуганный всадник.
— То, что полагается моей породе. Да и ваша порода не святая. Я хочу тебя ужалить. До того хочется, что прямо челюсти сводит! — прошипела змея своему благодетелю.
— Хороша благодарность! — воскликнул он.— А ты, змея, считаешься еще мудрой!
— Я должна тебя ужалить и не могу от этого удержаться.
— Хорошо, пусть я буду твоей жертвой,— ответил всадник,— но все же для моего утешения разреши спросить первого встречного — благороден ли твой поступок?
Змея пошевелила хвостом, чуть-чуть расслабила звенья и согласилась, решив, что того, кто ей будет перечить, она тоже успеет ужалить и получит двойное удовольствие.
По дороге им повстречался бык.
Бык терпеливо выслушал жалобу всадника, проглотил жвачку и промычал:
— Когда я был еще теленком, то по целым дням не видел своей матери. С утра ее угоняли на пастбище, а меня хозяин запирал в хлев. Вечером, когда возвращалась мать и я пытался утолить голод ее молоком, хозяин оттаскивал меня, колотил и не разрешал приблизиться к матери. Когда я вырос, на меня надели ярмо, и я должен был выполнять самые тяжелые работы. А что за это получал? Побои и гнилую солому… От человека не жди добра. Он испокон веку хитер, зол и готов угнетать всякую тварь.
— Ну, слышишь — моя правда! — прошипела змея.
— Позволь спросить еще хоть одного встречного,— взмолился всадник.
Змея согласилась. Попалось им по дороге большое тутовое дерево. Всадник решил обратиться к нему со своей жалобой.
Дерево покачало вершиной, вздохнуло так, что зашелестели листья, и повело такую речь:
— В моей тени отдыхают проезжие. Но одни из них обрывают листья, чтобы кормить своих лошадей и шелковичных червей. Другие сбивают мои сладкие плоды, а мне живется вовсе несладко. На человека положиться нельзя, он всегда подведет и обидит.
— Ну, чья правда? — снова прошипела змея.—Довольно мне с тобой возиться — сейчас ты узнаешь вкус моего яда.
Всадник умолил змею подождать еще немного. В это время выскочила на дорогу куница и остановилась, оглядываясь по сторонам.
Всадник рассказал ей о своем горе.
— Хорошо, я готова стать судьей,— сказала куница.— Но вы так тесно сплелись, что я не могу даже как следует разглядеть вас. Ты, змея, слезь с человека и немного отползи; я стану между вами и тогда рассужу.
Когда змея соскользнула с человека и чуть отползла, куница подскочила к ней, впилась в затылок и отгрызла змее голову.
— Вот тебе за то, что ты норовишь залезать в дупло и губишь беззащитных детенышей,— приговаривала куница, поедая змею.— Ну, а с тебя,— добавила она, обратившись к всаднику,— хватит досады, что ты не поживишься моей пушистой шкуркой. Ружья ты с собой не захватил, а без него у человека руки коротки.

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку
Находится в разделе: Абхазские сказки

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика