Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями (второй вариант)

— Где это вы пропадали? Акка уже три раза вылетала к вам навстречу.
— Вы что, пешком шли?— кричали им со всех сторон. — Акка Кнебекайзе! Вот они! Акка не торопясь подошла к ним.
— Нашли башмачок?— спросила она.
— Башмачок-то нашли,— весело сказал Нильс и притопнул каблучком.— Пока искали, чуть головы не потеряли. Зато вместе с башмачком мы нашли Мартину жену.
— Вот это хорошо,— обрадовалась Акка.— Я и сама уже думала, что надо его женить, а то ему одному скучно будет. Он ведь гусь молодой, не то что я, старуха… Ну, где же ваша невеста?
— А она тут недалеко. Я мигом слетаю за ней,— обрадовался Мартин и полетел за Мартой.

3

Через несколько дней у подножия Серых скал вырос целый гусиный город.
Мартин с Мартой тоже обзавелись собственным домом. Первый раз в жизни пришлось им жить своим хозяйством. Сперва это было не очень-то легко. Ведь что там ни говори, а домашние гуси — избалованный народ. Привыкли жить, ни о чём не думая,— квартира для них всегда готова, обед каждый день в корыте подают. Только и дела — ешь да гуляй! А тут и жильё надо самим строить, и о пропитании самим заботиться.
Но всё-таки домашние гуси — это гуси, и Мартин с Мартой отлично зажили в новом доме.
Нильсу тоже поначалу пришлось трудно. Гуси всей стаей смастерили для него тёплое красивое гнездо, но он не захотел в нём жить — как-никак, он человек, а не птица, и ему нужна крыша над головой.
Нильс решил сделать себе настоящий дом.
Прежде всего на ровном месте он начертил четырёхугольник,— вот начало дома и заложено. После этого Нильс стал вбивать по углам длинные колышки. Он садился на клюв Мартина, и Мартин, вытянув шею, поднимал его как можно выше. Нильс устанавливал колышек в самый угол и камнем вколачивал в землю.
Теперь оставалось выстроить стены. Мартину и тут нашлась работа. Он подносил в клюве палочки-брёвнышки, укладывал их друг на друга, а Нильс связывал их по углам травой. Потом вырезал в стене дверь и окошко и взялся за самое главное — за крышу.
Крышу он сплёл из тоненьких, гибких веточек, как в деревне плетут корзины. Она и получилась, как корзина: вся просвечивала.
— Ничего, светлее будет,— утешал себя Нильс.
Когда дом был готов, Нильс пригласил к себе в гости Акку Кнебекайзе. В самый дом она, конечно, не могла войти — в дверь пролезала только её голова,— но зато она хорошенько осмотрела всё снаружи.
— Дом-то хорош,— сказала Акка,— а вот крыша ненадёжная: и от солнца под такой крышей не спрячешься и от дождя не укроешься. Ну, да этому горю помочь можно. Сейчас мастеров тебе доставлю.— И она куда-то полетела.
Вернулась она с целой стаей ласточек. Ласточки закружились, захлопотали над домом: они улетали, прилетали и без устали стучали клювами по крыше и по стенам. Не прошло и часа, как дом был со всех сторон облеплен толстым слоем глины.

http://audioskazki.net/wp-content/gallery/lagerlef/nils/106.jpg

— Лучше всяких штукатуров работают!— весело закричал Нильс.— Молодцы, ласточки!
Так понемногу все устроились и зажили своими домами.
А скоро появились новые заботы: в каждом доме запищали птенцы.
Только в гнезде у Акки Кнебекайзе было по-прежнему тихо. Но, хотя сама она и не вывела ни одного птенца, у неё сразу оказалось больше двадцати питомцев. С утра до вечера она летала от гнезда к гнезду и показывала неопытным родителям, как надо кормить птенцов, как учить их ходить, плавать и нырять.
Больше всего она беспокоилась за детей Мартина и Марты — она очень боялась, что родители будут их слишком баловать.
У Мартина и Марты было пятеро длинноногих гусят. Родители долго думали, как бы назвать своих первенцев, да всё не могли выбрать подходящих имён. Все имена казались им недостойными их красавцев.
То имя было слишком короткое, то слишком длинное, то слишком простое, то слишком мудрёное, то нравилось Мартину, но не нравилось Марте, то нравилось Марте, но не нравилось Мартину.
Так, наверное, они и проспорили бы всё лето, если б в дело не вмешался Нильс. Он сразу придумал имена всем пяти гусятам.
http://audioskazki.net/wp-content/gallery/lagerlef/nils/107.jpgИмена были не длинные, не короткие и очень красивые. Вот какие: Юкси, Какси, Кольме, Нелье, Вийси. По-русски это значит: Первый, Второй, Третий, Четвёртый, Пятый. И хотя все гусята увидели свет в один час, Юкси то и дело напоминал своим братьям и сестрам, что он первый вылупился из яйца, и требовал, чтобы все его слушались.
Но братья и сестры не хотели его слушаться, и в гнезде Мартина не прекращались споры и раздоры.
«Весь в отца, — думал Нильс, глядя на Юкси.— Тот тоже вечно скандалил на
птичьем дворе, никому проходу не давал. А зато теперь какой хороший гусь…»
Раз десять в день Мартин и Марта призывали Нильса на семейный суд, и он разбирал все споры, наказывал виновных, утешал обиженных.
И, хотя он был строгим судьёй, гусята очень его любили. Да и не мудрено: он гулял с ними в лесу, учил их прыгать через палочку, водил с ними хороводы.
Снова он стал гусиным пастухом, но почему-то теперь это занятие ему очень нравилось.
Наверное, потому, что никто не заставлял его. Ведь всякому известно, что охота пуще неволи.

http://audioskazki.net/wp-content/gallery/lagerlef/nils/108.jpg

http://audioskazki.net/wp-content/gallery/lagerlef/nils/109.jpg

1

http://audioskazki.net/wp-content/gallery/lagerlef/nils/110.jpgыл тёплый ясный день. К полудню солнце стало припекать, а в Лапландии даже летом это бывает не часто.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика