Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями (второй вариант)

Но с каждым днём солнце всходило всё раньше и раньше, а заходило всё позже и позже. Совсем мало времени оставалось для сна и отдыха.
— Заморит нас старая,— ворчали гуси, правда совсем потихоньку, чтобы Акка их не слышала.
За время пути все они заметно отощали. Теперь уже они не перекликались весело друг с другом, а летели молча, угрюмо, тяжело взмахивая крыльями.
И Нильс тоже приуныл.
Конечно, летать с гусями очень интересно. Проживи он хоть целый век, он не увидел бы и сотой доли того, что видел за эти двадцать дней…
А сколько приключений с ним было! Написать — так толстая книга получится. Но всё это хорошо, если знаешь наверное, что через месяц, ну самое большее через два, ты снова превратишься в человека. Ведь всё-таки, что там ни говори, а приятно жить под надёжной крышей, спать на кровати, есть из тарелки, гонять с мальчишками по улицам… Мать, случается поворчит, да её можно и не слушать. Отец под горячую руку шлёпнет разок-другой— тоже не страшно. Сегодня шлёпнет, а завтра рыбачить возьмёт. Он ведь отходчивый!
Как подумаешь — неплохо дома жилось. Даже в школу Нильс и то пошёл бы с удовольствием.
Только теперь этому уж не бывать!
С той ночи, как Нильс подслушал разговор сов, он вовсе перестал надеяться, что когда-нибудь станет человеком.
Да и как тут станешь человеком, если даже не знаешь, что для этого надо сделать!
«Ну что бы совам хоть немножко погромче говорить!— думал Нильс.— Пусть бы гном самое трудное для меня придумал, пусть бы велел все задачи из учебника по арифметике решить или все правила грамматики на зубок вызубрить,— я бы слова не сказал, согласился. И стал бы чело-веком, А теперь — иди догадайся— чего он хочет? А тут, может, твоё спасение под самым носом — только сделай, и колдовству сразу конец, — а ты как раз самое главное и прозеваешь!»
Нильс даже с Мартином советовался.
Но Мартин ничего не мог придумать.
Он только сочувственно похлопал Нильса крылом по плечу и сказал:
— Брось горевать. Поживём — увидим. Чего вперёд загадывать!
Нильс подумал-подумал и решил последовать совету Мартина.
И сразу все его грустные мысли точно ветром сдуло. Снова он во всё горло распевал песни и весело болтал ногами.

2

http://audioskazki.net/wp-content/gallery/lagerlef/nils/82.jpgАкка Кнебекайзе всегда выбирала для ночёвки самые пустынные и дикие места. И лесных зверей она сторонилась, и от людей пряталась.
Но однажды сумерки настигли стаю в пути, как раз когда гуси пролетали над большим приморским городом.
С каждой минутой тьма сгущалась всё больше и больше. Терять время на поиски ночлега было уже нельзя, и Акка, сделав большой круг над городом, спустилась на крышу городской ратуши.
Крыша эта была очень удобным местом для ночлега. По краю её шёл широкий и глубокий жёлоб. В нём можно было прекрасно спрятаться от посторонних глаз и напиться воды, которая сохранилась от последнего дождя. Одно плохо — корма нет. На городских крышах ведь не растёт трава и не водится рыба.
Но всё-таки совсем голодными гуси не остались. Между черепицами, покрывавшими крышу, застряло несколько хлебных корок — остаток пиршества не то голубей, не то воробьев.
Для настоящих диких гусей это, конечно, не корм, но, на худой конец, можно и сухого хлеба поклевать.
Зато Нильс поужинал на славу.
Хлебные корки, высушенные ветром и солнцем, показались ему даже вкуснее, чем сдобные сухари, которыми славилась на весь Вестменхёг его мать.
Правда, вместо сахара они были густо обсыпаны серой городской пылью, но это беда небольшая.
Нильс ловко соскребал пыль своим ножичком и, разрубив корку на мелкие кусочки, с удовольствием грыз сухой хлеб.
Пока он трудился над одной коркой, гуси успели и поесть, и попить, и приготовиться ко сну. Они растянулись цепочкой по дну жёлоба — хвост к клюву, хвост к клюву — потом разом подогнули головы под крылья и заснули. А Нильсу спать не хотелось.
http://audioskazki.net/wp-content/gallery/lagerlef/nils/83.jpgОн забрался на спину Мартина и, перевесившись через край жёлоба, стал смотреть вниз.
В ночной тьме город почти не был виден. Только редкие огоньки светились в окнах да тусклые фонари слабо освещали пустынные улицы. Изредка торопливо пробегал запоздалый прохожий, и шаги его гулко разносились в тихом, неподвижном воздухе. Каждого прохожего Нильс долго провожал глазами, пока тот не исчезал где-нибудь за поворотом.
«Сейчас он, наверное, придёт домой,— грустно думал Нильс.— Счастливый!.. Хоть бы одним глазком взглянуть, как живут люди!.. Самому ведь не придётся уже…»
— Мартин, а Мартин, ты спишь?— позвал Нильс своего товарища.
— Сплю, — сказал Мартин. И ты спи.
Мартин, ты подожди, не спи. У меня к тебе дело есть. — Так я и знал. Чуть ночь — у него дела начинаются. Только, если ты опять удерёшь,—я тебя искать не буду. И Акке скажу, чтобы не искала. Так без тебя и улетим.
— Да ты не сердись, Мартин. Я не убегу. Ты меня сам вниз спусти. Я погуляю немножко, а ты выспишься и потом прилетишь за мной.
— Тоже ещё придумал! Только мне и заботы — вниз-вверх летать! Ложись на место и спи!
И Мартин решительно сунул голову под крыло.
— Мартин, да не спи ты! Послушай, что я тебе скажу. Если бы ты был когда-нибудь человеком, тебе тоже захотелось бы увидеть настоящих людей…
— А ты разве их не видел? Сам рассказывал, что в подводном городе был. Чем твои купцы не настоящие люди?
— Нет, они не совсем настоящие,— сказал Нильс. Они ведь заколдованные, вроде меня. Я вот тоже как будто и человек и не человек. А этот город совсем-совсем настоящий. Ну, пожалуйста, спусти меня, Мартин, я тебя очень прошу!
Мартину стало жалко Нильса. Он вытащил голову из-под крыла и сказал:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика