Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями (второй вариант)

Пришлось нарушить все правила приличия, стать на обе ноги, и, упершись в землю покрепче, тащить свой клюв, как гвоздь из стены.
Наконец аист справился с этим делом и, щёлкнув три раза клювом, чтобы проверить, цел ли он, опять заговорил:
— Ах, госпожа Кнебекайзе! Не в добрый час вы посетили это место! Страшная беда грозит нашему дому…
Аист горестно поник головой, и клюв его снова вонзился в щель.
— Послушайте-ка, господин Эрменрих,— сказала Акка Кнебекайзе,— не можете ли вы как-нибудь вытащить ваш клюв и рассказать толком, что у вас там стряслось?
Одним рывком аист выдернул клюв из расщелины и с отчаянием воскликнул:
— Вы спрашиваете, что стряслось, госпожа Кнебекайзе? Коварный враг хочет разорить наши дома, сделать нас нищими и бездомными, погубить наших жён и детей. И зачем только я вчера, не щадя клюва, целый день затыкал все щели в гнезде! Ведь так и чуяло сердце, что попусту работаю. Да разве мою жену переспоришь! Ей что ни говори, всё как с гуся вода…
Тут аист Эрменрих смущённо захлопнул клюв. Кажется, он поступил очень неделикатно. И как это у него сорвалось насчёт гуся!..
Но Акка Кнебекайзе пропустила его слова мимо ушей. Она считала ниже своего достоинства обижаться на всякую болтовню.
— Что же всё-таки случилось?— спросила она.— Может быть, люди возвращаются в замок?
— Ах, если бы это было так!— грустно сказал аист Эрменрих.— Есть враг пострашнее людей, госпожа Кнебекайзе. Крысы, серые крысы подступают к замку!— выкрикнул он и поник головой.
— Серые крысы! Что же вы молчали до сих пор? воскликнула гусыня.
— Да разве я молчу? Я всё время только и твержу об этом. Ведь эти разбойники не посмотрят, что мы тут столько лет живём. Они что хотят, то и делают. Пронюхали, что в замке хранится зерно,— значит, подавай им замок. Ах, бедная, бедная госпожа Эрменрих! Бедные, бедные мои детки!— снова запричитал аист.
— Не время проливать слёзы, господин Эрменрих, строго сказала Акка Кнебекайзе.— Мы не должны терять ни минуты. Нельзя допускать такое беззаконие.
— Уж не собираетесь ли вы вступить в бой с серыми крысами?— ухмыльнулся аист.
— Нет,—сказала Акка Кнебекайзе,— но у меня в стае есть один храбрый воин, который справится со всеми крысами, сколько бы их ни было.
— Нельзя ли посмотреть на этого силача?— спросил Эрменрих, почтительно склонив голову.
— Что же, можно,— ответила Акка.—Мартин! Мартин!— закричала она, Мартин проворно подбежал и вежливо поклонился гостю. — Это и есть ваш храбрый воин?— насмешливо спросил Эрменрих.— Неплохой гусь, жирный.
Акка ничего не ответила и, обернувшись к Мартину, сказала:
— Позови Нильса.
Через минуту Мартин вернулся с Нильсом на спине.
— Послушай,— сказала Нильсу старая гусыня, — ты должен помочь мне в одном важном деле. Согласен ли ты лететь со мной в Глимингенский замок?
Нильс был очень польщён тем, что Акка Кнебекайзе обращается к нему за помощью. Но не успел он произнести и слова, как аист Эрменрих, точно щипцами, подхватил его своим длинным клювом и, подбросив в воздух, снова поймал на кончик собственного носа.
Он семь раз проделал этот фокус, а потом посадил Нильса на спину старой гусыне и сказал:
— Ну, когда крысы узнают, с кем им придётся иметь дело, они, конечно, разбегутся в страхе. Прощайте! Я лечу предупредить госпожу Эрменрих и моих почтенных соседей. А то они насмерть перепугаются, когда увидят вашего великана.
И, щёлкнув ещё раз клювом, аист улетел.

2

В Глимингенском замке был переполох. Все жильцы побросали свои насиженные места и сбежались на крышу угловой башни — там жил аист Эрменрих со своей супругой.
Гнездо у них в самом деле было отличное. Оно было прочно укреплено на старом колесе от телеги, толстые стенки из прутьев и дёрна были выстланы внутри мягким мхом и пухом, а снаружи, как щетиной, обросли густой травой и кустиками дикого чеснока.

http://audioskazki.net/wp-content/gallery/lagerlef/nils/74.jpg

Сейчас гнездо было битком набито жильцами Глимингенского замка. На краю гнезда сидели две почтенные тётушки совы и испуганно хлопали круглыми глазами. Дряхлая одичавшая кошка устроилась на самом дне гнезда, у ног госпожи Эрменрих, и жалобно попискивала, как маленький котёнок. А по стенам гнезда, опрокинувшись вниз головой, висели летучие мыши. Они были очень смущены. Как-никак, а серые крысы приходились им роднёй.
Правда, очень дальней, но всё-таки роднёй. Бедные летучие мыши всё время чувствовали на себе косые взгляды, как будто это они были во всём виноваты. Посреди гнезда стоял аист Эрменрих.
— Надо бежать,— решительно говорил он,— иначе мы все погибнем.
— Ну да, погибнем, все погибнем!— запищала кошка.— Разве у них есть сердце, у этих разбойников? Они непременно отгрызут мне хвост,— и она укоризненно посмотрела на летучих мышей.
— Есть о чём горевать — о каком-то облезлом хвосте! возмутилась старая тётушка сова.— Они способны загрызть даже маленьких птенчиков… Я хорошо знаю это отродье… Все крысы таковы. Да и мыши не лучше,— и она злобно сверкнула глазами.
— Ах, что с нами будет, что с нами будет!— стонала аистиха.
— Идут! Идут!— ухнул вдруг филин Флимнеа. Он всё время сидел на башенном шпиле и, как дозорные, смотрел по сторонам. Все как по команде повернули головы и в ужасе застыли. В это время к гнезду подлетела Акка Кнебекайзе с Нильсом. Но никто даже не взглянул на них. Как зачарованные, все смотрели куда-то вниз, в одну сторону.
«Да что это с ними? Что они там увидели?»— подумал Нильс и приподнялся на спине гусыни.
Внизу, за крепостным валом, тянулась длинная серая дорога.
Дорога как дорога. Но когда Нильс пригляделся, он увидел, что вся дорога движется, шевелится, то становится шире, то уже, то растягивается, то сжимается.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика