Метла толковой Кайсы, или сказка о непослушных детях. Автор Бесков Эльза

Мать шла по лесу и плакала. Нечасто увидишь, как она плачет, ибо она была не из тех, кто расстраивается по пустякам. Мать была привычна к тяжелому труду, и её не сломили печали и горести. Даже прошлой зимой, в тот ужасный день, когда их отца принесли домой лесорубы, рассказав, как его придавило сосной, — даже тогда дети видели, что мать не плачет, она была бледна и спокойна и утешала маленьких, которые испуганно ревели. Их большой, сильный, весёлый отец умер! Разве могут теперь радоваться мать и дети!

Но мать посадила их к себе на колени и напомнила им о том, каким добрым и весёлым всегда был их отец, и они, ради своего отца, тоже должны постараться расти добрыми и весёлыми людьми. Ведь отец смотрит на них оттуда, где он теперь пребывает, и ему горько было бы видеть своих детей мрачными и хмурыми.

И дети это хорошо поняли, ибо они знали, что отец не любил, когда они ходили с унылым видом.

А потом стали думать, как же матери одной прокормить себя и своих детей. Многие в их приходе предлагали взять кого-нибудь из сироток к себе домой, ибо дети лесоруба славились хорошим воспитанием, но мать не смогла оторвать от себя ни одного ребенка. Ей казалось, будто отец завещал ей, чтобы они с детьми держались вместе.

Поэтому мать нанялась к богатому крестьянину подёнщицей, обрабатывать клочок земли пять дней в неделю. Мать была здоровой и сильной, и все бы шло хорошо, но хуже всего — то, что приходилось часто бросать дом и детей.

Тогда она собрала детей и посоветовалась с ними как быть. И детишки горели желанием помочь своей матери. Им так хотелось остаться в усадьбе Бьеркбакке. Трудиться они были приучены сызмальства, так что работы они не боялись.

Так и решили. Нильс, которому скоро исполнится двенадцать лет, будет работать по хозяйству, колоть дрова, носить воду, ухаживать за скотом — и коровушкой, и поросенком, и четырьмя овечками, — и ещё следить за садиком. Восьмилетний Лассе будет помогать старшему брату убираться, носить дрова, пасти овец.

Майя, которой пошел одиннадцатый годок, будет доить корову, готовить еду, убираться в доме и присматривать за младшенькими, особенно за малюткой Анной, которой всего лишь два годика. А помогать ей будет шестилетняя Черсти, которая умеет подметать, мыть посуду, сидеть с малюткой Анной и прочее. Тогда мать может быть спокойна.

Обрадовались ребятишки маминым заданиям и тут же взялись за работу. Дело пошло даже лучше, чем мать могла ожидать. Все было прибрано и приготовлено, когда она возвращалась по вечерам домой, и дети оставались послушными. Они теперь чувствовали себя взрослыми и умными. Мать иногда не могла сдержать улыбки, слушая, как её детки с серьёзным и умным не по годам видом рассуждают о чём-нибудь, словно взрослые.

Так и продолжалось некоторое время, но вскоре детей будто подменили. Возвращаясь по вечерам домой, мать заставала дом и двор грязными и запущенными. То каша подгорит, то печка остынет. На дворе мычит корова, прося пить, плачет чумазая малютка-Анна, а дети ссорятся и валят вину друг на друга. Правда, им было стыдно, когда мать корила их, и они обещали исправиться, но на следующий день всё опять начиналось сначала.

Об этом и думала теперь мать, плача в лесу. И вспоминала она, как они с отцом всегда стремились воспитывать детей трудолюбивыми и верными долгу, как они радовались своим ребятишкам и гордились ими.

Что будет дальше? Так думала мать. Наверное, ничего не остается, как отправить детей на все четыре стороны, пока они совсем не одичали.

Мать, вся в слезах, спешила домой и не заметила, как ей на встречу по лестной тропинке идет маленькая старушка. Остановившись прямо перед матерью, она испытующе посмотрела на нее.

- Никак, случилось что? — спросила старушка.

- Да нет, — ответила мать и хотела идти дальше, ибо она была не из тех, кто будет жаловаться на своих детей чужим людям.

Но старушка удержала её за кофту.

- Что-нибудь с детьми? — снова спросила она.

- Откуда вы знаете? — удивилась мать. А про себя она в отчаянии подумала:

«Неужели все зашло так далеко, что о моих ребятишках уже люди судачат!»

- О, я знаю много такого, чего другие не ведают, — молвила старушка с лукавой улыбкой. — Недаром меня зовут толковая Кайса.

Наконец мать узнала ее. Это была та самая «толковая старушка», к которой многие шли за советом и которая, как говорили, умела колдовать.

- Дело вовсе не в твоих ребятишках, — сказала старушка. — Это всё дети пономаря, их четверо, и они только и знают, что играть и шалить целыми днями на пригорке.

Об этом мать раньше не задумывалась, но теперь она вдруг поняла, что так изменило ее детишек, и ей стало жалко их.

- Неудивительно, что дети хотят немного поиграть, — сказала она. — Их ведь жалеешь, если они трудятся не покладая рук.

- Ну уж нет, труд всегда идет лишь на пользу, — возразила старушка. — А дети твои были гораздо веселее и бодрее, когда трудились, чем теперь, когда они ленятся. Тебе не следует сейчас быть слишком мягкой с ними.

Услышала мать эти слова и опять расплакалась.

- Видите ли, — сказала она. — Нет у меня больше сил заниматься их воспитанием. Вы, верно, считаете, что я должна задать им трёпку, когда прихожу уставшая вечером домой, соскучившись по ним за целый день.

- Ну-ну, матушка, не плачь, — проговорила старушка, и ее суровое лицо просветлело. — Я не даю советов, если меня об этом не просят, но толковая Кайса все равно найдет способ помочь тебе. Только не падай духом!

Кивнула старушка и пошла своей дорогой. А мать вытерла слезы и заторопилась на работу.

Дети в избе позавтракали и нехотя посмотрели вокруг. Надо убраться, помыть посуду, принести в дом дрова и воды, присмотреть за скотом, — короче, дел было много, но никто не хотел заниматься ими.

Страницы: 1 2 3 4

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку
Находится в разделе: Сказки скандинавских писателей

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика