Сон с продолжением. Сказочная повесть Сергея Владимировича Михалкова

— Никогда не забуду ваше великодушие! — поблагодарил Мило.
Королева тоже обратилась к супругу:
— А неплохо было бы, если б тебя, дорогой, все называли так: ваше великодушие! Это лучше, чем «ваша снежность». Благозвучнее! И по смыслу больше подходит…
— Ты права! — согласился король. Протянул ей платок, хоть она на этот раз не чихала. И вновь повернулся к Мило: — Как же ты держишь путь в Джоконду?
— Насколько я помню, кратчайшая дорога лежит через королевство Сластей?
Король нахмурился:
— Это тоже опасно! Вам надо поскорей миновать эту приторную страну сладких соблазнов. Я был там с официальным визитом — и потом две недели маялся страшной изжогой: объелся соевыми батончиками!
— Мы там не задержимся! — пообещал Мило. — Кстати, как добраться туда? На чем? Сюда-то мы прилетели на журавле. Но он уже далеко…
— Мы отправим вас! — успокоил король. — Положись на меня. Вы уплывете из нашего королевства на перламутровой раковине. Я предоставлю вам лучшую из тех, что у меня есть!
— Спасибо, ваше великодушие!
По ледяной глади, напоминавшей русло замерзшей реки, скользила перламутровая раковина. А потом гладь незаметно кончилась, и корабль-раковина соскользнул в голубую воду. В руках у Мило вместо трезубца, которым он отталкивался от ледяной дороги, появилось весло. Люба опустила руку за край раковины, как за борт:
— Вода… И какая теплая… Смотри, Мило! Что это с ней?
Вода стала густеть и из голубой постепенно превращаться в желтоватую, вязкую.
— Попробуй на язык! — загадочно улыбаясь, предложил Мило, не прекращая работать веслом.
Люба облизнула мокрый палец.
— Мед… И какой душистый! Попробуй, Мило!
— Некогда лакомиться: мы приближаемся к цели! — ответил Мило. — Это уже королевство Сластей. Посмотри на деревья… Они шоколадные!
Люба оживилась. Она обломила на ходу ветку шоколадного дерева и откусила от нее кусочек.
— Шоколад с орехами! — сообщила она. И вновь потянулась за веткой.
— Будь осторожней! — предупредил Мило. — Если от всего будешь отламывать по кусочку и класть себе в рот, ты заболеешь! Что я тогда буду делать с тобой?
— Я бы хотела пожить в этой стране, — мечтательно прошептала Люба.
— Тебе бы тут надоело! Сладкая жизнь вредна для здоровья… и приедается!
За крутым поворотом медовой реки показался дворец. Издали он был похож на огромный сюрпризный торт.
— Смотри, Мило! — закричала Люба. — И его тоже… можно съесть?
— Это опасно! — засмеялся Мило. — Он сделан из крема, варенья и леденцов. Но дворцу уже больше пятисот лет: крем, я думаю, не вполне свежий, а варенье и леденцы, вероятно, засахарились.
Раковина пристала к берегу. Ступив на него, Люба не удержалась и нагнулась за цветком с желтыми лепестками. Стебель хрустнул и обломился.
Люба лизнула его… Она ощутила кисло-сладкий вкус карамели. А лепестки цветка оказались лимонным! дольками.
Мило погрозил ей пальцем:
— Ты попадешь в больницу с диагнозом «сахарная болезнь»!
Мило и Люба зашагали к дворцу. Под ногами у них хрустели засахаренные орешки, которыми, вместо гравия, была посыпана дорога. Все вокруг напоминало огромную кондитерскую: по обеим сторонам росли деревья, ветви которых сгибались под тяжестью глазированных фруктов. Вскоре они вошли во дворец, который не охранялся.
Полы во дворце были выложены вафлями, а стены облицованы бело-розовым зефиром.
У Любы кружилась голова от приторных ароматов ванили, корицы и фруктовых начинок. Но она взяла себя в руки и не отставала от Мило ни на шаг.
Королева Сладкоежка Вторая полулежала на кушетке из яблочной пастилы и тянула прямо из банки сгущенное молоко, когда ей доложили о двух неизвестных, которые просят принять их.
— Пригласите! — молвила королева.
Мило и Люба вошли.


Пока Мило беседовал с королевой, Люба потихоньку отламывала кусочек за кусочком от ручки пряничного кресла, на котором она сидела.
— Да, ваше сладостное величество, мое решение окончательное: я направляюсь в Джоконду! — так, завершая беседу, сказал Мило.
— А ваша спутница?
— Отправится со мной!
— Она могла бы погостить у меня, — предложила королева Сладкоежка Вторая. — Какой же ребенок не любит сладкого? А она, конечно, ребенок… И ей здесь не может не нравиться. Кстати, у меня есть кое-что повкуснее, чем ручка старого кресла!
— Я нечаянно… От волнения, — стала оправдываться Люба.
— Знаешь, почему королеву зовут Сладкоежкой Второй? — шепотом спросил у Любы Мило.
— Почему?
— Потому что Сладкоежка Первая — это ты!
— Все естественно и нормально! — успокоила Любу королева, будто уловила слова Мило. — А тебе, — обратилась она к бывшему Щелкунчику, — незачем подвергать ребенка опасностям! В моей стране извели всех мышей. Они перебрались в Джоконду. Там для мышей раздолье: они пожирают все, что только можно сожрать.
— Я не боюсь мышей! — сказала вдруг Люба. И решительно покинула пряничное кресло с обломанной ручкой. — Я пойду с Мило!
— Она пойдет! — подтвердил он.
— Я бы лично не рисковала…— с сожалением произнесла Сладкоежка Вторая.
Мило решил переменить тему:
— Ваше сладостнее величество! А есть какие-нибудь новости из Джоконды? Я имею в виду Николаса.
Лицо королевы перестало быть сладким.
— Не упоминайте при мне его имени! Не представляю себе, как я могла согласиться стать его женой. Это было страшное заблуждение… Я не знала, что он столь безволен! Мышиный король сел ему не только на плечо, но и на шею. И в полном смысле слова лишил разума. Увы, Николас перестал быть Николасом!
— Вот поэтому я и спешу в Джоконду! — воскликнул Мило.
— Представьте себе, он тоже стал колдуном! — продолжала королева.-

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика