Сон с продолжением. Сказочная повесть Сергея Владимировича Михалкова

Старик достал с витрины деревянную куклу, стер с нее пыль и протянул деревянного солдата Любе.
Жена мастера с хитрым одобрением взирала на мужа.
— Спасибо! — поблагодарила Люба и, прижав Щелкунчика к груди, вышла из лавки.
— Вот ты от него и избавилась! — сказал мастер жене. — А говорила, что он никому не нужен. Теперь уж его не вернешь! И у меня такое чувство, будто мы осиротели… Впрочем, Щелкунчик не прогадал! Чем весь день слушать, как ты его ругаешь, лучше подружиться с девочкой, которая разглядела его одиночество.
Толстуха Матильда молчала.
Люба проснулась. «Трезвон» не подавал голоса. На улице было еще темно. Люба зевнула, повернулась на другой бок и закрыла глаза… А сон продолжался.
Все еще прижимая к груди деревянную куклу, Люба прошла по длинному и темному, словно прорубленному меж домами переулку, свернула за угол и по узкой винтовой лесенке поднялась на последний этаж незнакомого дома.
Остановилась перед покосившейся дверью. Подумала немного… И, толкнув дверь, шагнула через порог.
Луна, похожая на круглый сыр, разрезанный пополам, освещала внутренность чулана. Через окно открывался вид на ночной город.
Чулан был завален всякой рухлядью. В углу расположился полуразвалившийся сундук с медными углами. Разбитая глиняная утварь была свалена в кучу. В окно выглядывало чучело высокого белого журавля. Лунный свет заставил его стеклянные глаза блестеть так, словно журавль был живой.


Люба присела на старый сундук. Щелкунчик лежал у нее на коленях. Неизвестно почему Люба вдруг заплакала… Она достала из кармашка платок, чтоб утереть слезы. Крупная слеза, будто тяжелая капля с карниза, упала на лицо деревянного солдата; Люба вытерла глаза и высморкалась. Внезапно в тишине послышался слабый голос:
— Было бы хорошо, если б ты вытерла и мое лицо!
Люба в изумлении оглянулась:
— Кто бы это мог быть?
— Я здесь… Я у тебя на коленях! — произнес тот же голос.
Люба вскочила и испуганно попятилась к двери. Кукла упала.
— Не уходи, — жалобно попросил ее тихий голос. — Погоди, Люба… Пожалуйста, не уходи. Не бросай меня одного!
Девочка остановилась. Да, несомненно, это был голос деревянного солдата.
— Ты боишься меня? Ты думаешь, я причиню тебе зло?
Люба молчала. Она никогда не видела кукол, произносящих слова вот так, по-настоящему.
— Подойди… и поговори со мной, — попросил Щелкунчик. — Очень странно, что ты не отвечаешь! Выходит, я умею говорить, а ты… не умеешь?
— Кто ты? — осторожно поинтересовалась Люба.
— Я? Щелкунчик… Щелкаю грецкие орехи, когда их кладут мне в рот. Но я не всегда был Щелкунчиком. Когда-то, очень давно, я был молодым человеком… солдатом. А потом офицером! Меня звали Мило. Это было очень… очень давно. Вечность тому назад! Не бойся меня.
Люба поняла, что ей ничего не грозит, и подошла поближе. Щелкунчик все еще лежал на полу. Она подняла его и усадила на скамеечку.
— Я тебя… уже не боюсь. Но я никогда не видела говорящих Щелкунчиков!
— Понимаю, — отозвался деревянный солдат. — Но поверь: я могу беседовать только с тобой… Поэтому не оставляй меня!
— Ты говоришь, что был когда-то солдатом и тебя звали Мило… А потом даже был офицером?.. Но как же ты стал Щелкунчиком?
— Это печальная история, — не сразу отозвалась кукла.
— Расскажи мне ее! Я люблю грустные истории…
— Их легко слушать. Но трудно быть их участником.
— Да, конечно… Но расскажи мне.
— Хорошо! — согласился Щелкунчик. — Слушай… Когда-то я жил в счастливой стране, которая называлась Джокондой. Этой страны нет ни на одной карте, но она находится сразу же за Снежным королевством и королевством Сластей.
— Разве есть такие государства? — удивилась Люба.
— Я никогда не вру! — обиделся Щелкунчик, — Все это чистая правда. Как и то, что я сейчас с тобой разговариваю… Так вот, если хочешь слушать, не перебивай меня!
— Я слушаю…
— Нашей Джокондой управлял простой, веселый человек, которого все звали просто по имени — Николас. Он был обручен с королевой Сладкоежкой Второй из королевства Сластей, потому что сам с малолетства был страшным сластеной.
— Вроде меня!
— Ты вновь перебила…— рассердился Щелкунчик. — Я же просил не перебивать! А то запутаюсь, все забуду. Ведь это было давно!..
— Прости, Мило! — извинилась Люба. — Я буду молчать.
Собравшись с мыслями, он продолжал:
— Так вот, однажды на Джоконду напало полчище Мышиного короля. Мы храбро сражались, но их было больше — и они победили. Потерпев то ужасное поражение, Николас сдался на милость мышам и стал служить их Мышиному королю. Обладая злой колдовской силой, Мышиный король превратил и слабовольного Николаса в колдуна. Но при этом… лишил его памяти. Николас забыл про свою невесту Сладкоежку Вторую и решил вдруг жениться на молодой танцовщице, которая его совсем не любила. Та девушка, которую звали Парлипа, как в это ни трудно поверить… любила меня.
— Любила Щелкунчика? — воскликнула Люба, не понимая, что удивлением своим обижает рассказчика.
Щелкунчик прервал свою историю и сердито взглянул на Любу:
— Да… Она любила меня! Но при чем тут Щелкунчик? Я же в то время был уже капитаном войск Джоконды, молодым… и весьма симпатичным человеком.
— Извини, — попросила Люба. — Я не хотела тебя обидеть.
— Я и не обижаюсь, — ответил Щелкунчик.
— А что же случилось дальше?
— Николас захотел от меня отделаться. Чтобы я не помешал ему жениться на Парлипа!.. Он превратил офицера в уродливого деревянного солдата. В куклу! Куклу вывезли за город и выбросили в канаву. Там меня и подобрал бродячий комедиант. Долгое время блуждали мы с ним по свету…
— И ты все время молчал?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика