Сон с продолжением. Сказочная повесть Сергея Владимировича Михалкова

Памяти великого сказочника Ганса Христиана Андерсена

Люба любила спать. По вечерам ее не надо было, как других детей, просить и уговаривать: в десять часов вечера она уже была под одеялом. Стоило ей только положить голову на подушку, свернуться калачиком и закрыть глаза, как она проваливалась в сон.

И могла спать сколько угодно! Рядом разговаривали, не умолкали радио и телевизор, но Люба не просыпалась. Даже старый будильник «Трезвон» должен был истратить весь свой завод для того, чтобы утром дозвониться до Любы и разбудить ее — такой был глубокий сон.
— Как ты можешь… так спать? — спрашивали у Любы.
— Мне снятся удивительные сны! — отвечала она.
И это была сущая правда.

Один из Любиных снов
Люба вышла на безлюдную городскую площадь, прошла мимо старинной башни с часами и свернула в такой же безлюдный переулок. Она остановилась возле тускло освещенной витрины небольшой лавчонки. Это была мастерская игрушек. За стеклом стояли и лежали, висели на гвоздиках и сидели в разных позах всевозможные куклы: роскошные принцессы с удивленно раскрытыми, немигающими голубыми глазами и ресницами неестественной длины; пастухи и пастушки в нарядных деревенских платьях; изящные танцовщицы в ярких шалях и с тамбуринами в руках; смуглые кавалеры в лакированных шляпах… Люба узнала и Красную Шапочку в окружении лесных гномов. Но больше всего ее внимание привлек солдат — деревянная кукла с крючковатым носом и тяжелой челюстью, занимавшей половину лица. Казалось, куклу за какую-то провинность поставили в угол — самый дальний угол витрины. Покрытая пылью, она выглядела печальной и одинокой.
Дверь в лавку была приоткрыта — и Люба увидела старого мастера игрушек в кожаном фартуке, который, сидя на табуретке, прикреплял к туловищу новой куклы голову, только что выточенную на верстаке. Толстая женщина сметала в совок стружки, пенившиеся у ног мастера.
— Когда ты только уберешь с витрины это страшилище! — услышала Люба голос женщины. — Твой Щелкунчик отпугивает от нас всех покупателей. Стоит на него взглянуть, так и не захочется войти в лавку…
— Не говори глупости, жена! — добродушно и вяло возразил мастер. — Ты же знаешь, что не я его делал. Щелкунчик достался мне по наследству от отца, а тому — от его отца, стало быть, от моего деда. А уж дед выпросил деревянного солдата у одного бродячего комедианта, который, в свою очередь, подобрал Щелкунчика в какой-то дальней стране… И вовсе он не страшилище! Это как на него посмотреть.
— Да что от него проку! — не унималась жена. — Разве лишь то, что он умеет щелкать орехи, когда их кладут ему в рот. Лучше бы ты выставил напоказ балерину! — И она указала на очаровательную куколку в розовой пачке, стоявшую на носках в открытой картонной коробке. — У нас сразу прибавилось бы покупателей! А твой Щелкунчик и даром никому не нужен…
— А ну-ка, Матильда, позови сюда девочку, что стоит на улице, возле нашей витрины! — неожиданно сказал мастер, заметивший Любу. — Ты меня слышишь? Позови да поскорей, пока она не ушла!
— Уж не думаешь ли ты, будто она купит у нас что-нибудь?
— Позови девочку… Пусть войдет! — уже не просто сказал, а приказал мастер.
— Девочка! Ты можешь зайти к нам… если тебе интересно! — выглянув за дверь, пригласила ворчливая жена мастера.
— Спасибо, — вежливо ответила девочка.
— Мой старик увидел тебя через стекло и хочет что-то сказать. Зайди к нам, если у тебя есть время и… деньги!
Последние слова жена мастера прошептала, пропуская девочку в лавку.


— Здравствуй! — обратился к Любе мастер, поднимаясь ей навстречу. — Я сразу заметил, что ты любишь играть в куклы. Как тебя зовут?
— Меня зовут Любой, но в куклы я уже не играю.
— Я понимаю: ты выросла из этого возраста. Но они тебе не могут не нравиться. Мне уже под восемьдесят, а я все еще не могу с ними расстаться: делаю их для продажи… и для себя тоже. Посмотри, сколько я их смастерил! А сколько продал за долгие годы… Не сосчитать! Разве могут кому-нибудь не понравиться эта принцесса Недотрога или Кот в сапогах? Послушай, девочка… Сегодня такой день, когда мы с женой обязательно должны подарить кому-нибудь куклу. Так уж у нас принято. Один раз в году и именно в этот день!
Жена мастера неодобрительно взглянула на мужа.
— Выбирай любую! — продолжал мастер.
— Пусть выберет… Пусть скажет, какая ей больше нравится! — с недобрым умыслом проворковала толстая Матильда.
— У меня нет денег…— тихо созналась Люба.
— Да на что нам твои деньги, если мы хотим даром отдать тебе любую из кукол! Которая тебе понравится… Такая у нас, стариков, примета! Выбирай не стесняйся, — весело предложил мастер.
Люба осмотрелась. На полках и на прилавке кукольных дел мастера был большой и заманчивый выбор.
Но Люба выбирала недолго.
— Можно взять ту, которая стоит… на витрине? В самом дальнем углу…
— О какой кукле ты говоришь? — будто не поняв, спросил мастер. И многозначительно взглянул на жену.
— Там… деревянный солдат, — нерешительно произнесла Люба.
— Тебе понравился Щелкунчик?
— Да.
— Разве ты не видишь… ничего лучшего? — с притворным удивлением спросила жена мастера.
— Можно взять Щелкунчика… если вам не жалко? — повторила Люба.
— Бери, девочка! Бери! — воскликнул мастер. И подмигнул жене. — С тобой он не будет так одинок. Бери нашего Щелкунчика! Ты сделала правильный выбор. Ни одна принцесса ему в подметки не годится!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика