Праздник непослушания. Сказочная повесть Сергея Владимировича Михалкова

Порекомендовать к прочтению:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Мамы! Папы! Нам без вас
Всё равно, что вам без нас!

 

Они так развеселились, что сами почувствовали себя детьми — стали кувыркаться в траве, играть в «пятнашки», а учитель Глобус так расшалился, что совсем забыл, что он учитель, и, догоняя доктора, подставил ему подножку, да так удачно, что тот перелетел через голову и сшиб с ног бабушку Репки и Турнепки, которая, в свою очередь, падая, схватилась за дедушку, и они вместе кубарем покатились с горки.
Всё это видел Бумажный Змей. Он не стал дожидаться ответа на письмо: ему и так было ясно, чем всё это кончится. Он незаметно поднялся над палатками и полетел. Поручение Фантика было выполнено…

* * *

И снова на городской площади собрались дети.
Пистолетик и Таракан сидели на плечах Отважного Путешественника, держась за его бронзовые уши. Даже Фантик с театральным биноклем в руках пристроился на макушке памятника.
Все с нетерпением и надеждой смотрели в безоблачное небо.
— Летит! Летит! — завопил Пистолетик. — Летит!
Фантик поднёс к глазам бинокль:
— Это галка!
Потом пролетела ворона, которую тоже издалека не за того приняли. Потом пролетела ещё одна галка.
Наконец появился долгожданный почтальон. Он появился неожиданно и совсем не с той стороны, откуда его ждали. Его отнесло ветром, и он вылетел на площадь из-за городской башни, чуть-чуть не зацепившись хвостом за стрелки часов.
— Они возвращаются! Готовьтесь к встрече! — прокричал он, опускаясь на крышу башни.
— Ура-а-а!.. Ура-а-а!.. Ура-а-а!..
Этот радостный клич возник у подножия памятника и, нарастая, троекратно прокатился по всей площади.
— Дай я тебя расцелую! — кричал Фантик Бумажному Змею, хлопая в ладоши. Театральный бинокль упал на землю, но почему-то не разбился…

* * *

— Змей! Змей! — позвал Малыш.
Плошадь была пуста: всех, кто на ней только что был, как ветром сдуло…
Бумажный Змей взмахнул хвостом:
— Лови кончик!
Малыш подпрыгнул, изловчился и поймал кончик хвоста.
— А теперь подтягивайся!
Малыш полез вверх по хвосту, работая руками и ногами.
— Молодец! А теперь держись за меня, как держался, и — полетим!
И они полетели.
Когда они были уже высоко, Малыш спросил:
— Послушай, Змей! Тебе тут тоже не понравилось?
— По правде говоря, такая свобода не по мне! — ответил Бумажный Змей. Всё-таки должен же быть какой-то порядок…

* * *

Фантик носился на своём велосипедике из одного конца города в другой распоряжался, командовал, советовал и проверял. Ужасные дети готовились к торжественной встрече родителей.

Никто точно не знал, когда они появятся, поэтому надо было как можно скорей подмести улицы, накормить птиц в клетках и полить цветы в горшках, застелить постели, перемыть грязную посуду, отмыться как следует самим — словом, успеть сделать тысячу дел, из которых каждое было самым важным.
Пол в кондитерской «СЛАДКОЕЖКА» блестел, как зеркало. На столиках, на стульях, на стенах и на подоконниках не осталось и следа от недавнего сражения сладкоежек.
В школьных классах было чисто и уютно, как в первый день школьных занятий. На всех классных досках было красивым почерком написано: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!» Такая же надпись красовалась на воротах школы.
Пистолетик со своей командой орудовал на улице Мушкетёров. Вооружившись пожарными шлангами, они смывали со стен домов, витрин и заборов то, что с таким вдохновением создали в первый день Праздника Непослушания.
— Долой войну! — кричал Пистолетик и направлял тугую водяную струю на танки, идущие в наступление. И танки зелёными ручейками стекали по забору на тротуар, и пушки исчезали, будто их и не было, и ракеты прерывали свой полёт, размытые водой…
Что говорить, Ухогорлоносикам было, конечно, жалко самим уничтожать плоды своей фантазии, но Фантик решительно сказал им:
— Если уж приводить город в порядок, то начать надо с улицы Мушкетёров. В противном случае, вас никто не поймёт!..
«Почему не поймёт? — думал Пистолетик, который больше всех вложил сил в раскрашивание улицы. — Почему не поймёт? Война нарисована по-настоящему. Всё понятно… Война!» Но спорить с Фантиком он не стал: дети договорились во всём беспрекословно слушаться Фантика — коменданта города.

* * *

Ровно в полдень первые колонны родителей организованно вступили на площадь имени Отважного Путешественника.
Выстроившись, как на параде, стояли перед ними их дети и внуки. Причёсанные, вымытые мальчики в глаженых костюмчиках и начищенных ботинках. Нарядные девочки с бантами в чистых, расчёсанных волосах. Тихие и послушные. Готовые выполнить любое поручение, задание или просьбу. Образцово-показательные дети!..
— Какие-то они не такие!.. — Доктор Ухогорлонос смотрел на маленького мальчика с морщинистым лицом, похожим на печёное яблоко, стоявшего на несколько шагов впереди остальных детей.
В руках он держал букетик анютиных глазок.
Папы, мамы, бабушки и дедушки растерялись. Они ожидали совсем другой встречи: бурных объятий, слёз радости, криков восторга…
— Какие ужасные дети!.. — прошептал доктор. — Неужели они могли так измениться за три дня! Что с ними случилось? Это же просто какие-то маленькие старички!
И тут вдруг маленький старичок взмахнул букетиком анютиных глазок, и по его сигналу строй образцовых детей дрогнул и рассыпался с невероятным поросячьим визгом.
Все дети как один бросились разбирать взрослых…
— Отпустите меня! Я не ваш! Я не ваш! — кричал чей-то дедушка, отбиваясь от напавших на него чужих внуков.
— Это не ваша мама! Это наша мама! — вопил Пистолетик, отнимая у близнецов свою перепуганную маму.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку
Находится в разделе: Сказки Михалкова С.В.

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика