Праздник непослушания. Сказочная повесть Сергея Владимировича Михалкова

На прилавке стояло несколько бутылок с молоком.
Фантик откупорил одну и отпил глоточек… Молоко прокисло.

Уже во дворе Фантик встретил кота Пупсика: тот, видно, тоже искал лазейку в магазин, чтобы чем-нибудь поживиться.
- Там ничего нет! — сказал Фантик. — Лови мышей!
Кот понимающе мяукнул и нырнул в подворотню…
Конечно, проще всего было бы дать Турнепке принять какую-нибудь микстуру, но не было доктора, чтобы её прописать, и аптекаря, чтобы приготовить.
Вернувшись без молока, Фантик вскипятил ведро воды и, накрыв над ним голову Турнепки мохнатым полотенцем, дал ей подышать горячим паром. Ей сразу стало легче, и она повеселела.
- Фантик! Оставайся у нас жить! — предложила она. — Мы с Репкой поместимся на одной кроватке, а он тебе уступит свою. Она тебе как раз по росту.
- Я лучше буду вас навещать. А сейчас я пойду и посмотрю, не нужна ли кому-нибудь ещё моя помощь, — ответил Фантик и в дверях помахал Турнепке ручкой.
А со двора уже доносился чей-то голос:
- Репка! Турнепка! Фантик, случайно, не у вас?

* * *

Наступил второй день Праздника Непослушания. Однако в городе не чувствовалось праздничного настроения.
По улицам слонялись бледные, неумытые, нечёсаные и невыспавшиеся дети. У одних болел живот, другие кашляли и чихали. На бульваре можно было встретить грустных малышей с отцовскими трубками в зубах и печальных девчушек, перемазанных маминой губной помадой и бабушкиными румянами.
Канарейки в клетках нахохлились и перестали петь, цветы на окнах завяли и опустили головки, потому что никто больше не напоминал детям, что птичек надо вовремя кормить, а цветы поливать.
Голодные коты и кошки начали наконец-то ловить мышей…

* * *

Взрослые ушли в неизвестном направлении и не оставили детям адреса, где их искать. Свой палаточный лагерь они разбили на месте, отмеченном на карте учителем географии по прозвищу «Глобус».
Сперва далеко не все родители разделяли точку зрения доктора Ухогорлоноса. Это ему первому пришла в голову мысль на какое-то время оставить детей одних, без присмотра старших, но, посовещавшись, с ним в конце концов согласились, хотя расставаться с ужасными детьми всем было невыносимо тяжело.
Первый день в родительском лагере прошёл в воспоминаниях. Сидя у костра, папы, мамы, бабушки и дедушки до поздней ночи рассказывали обо всех известных им детских шалостях, проказах и дурных поступках. Приводились яркие примеры детского эгоизма, упрямства, лени, лжи, грубости и непослушания. Предавшись воспоминаниям, многие родители сделали при этом открытие, что сами они когда-то были ужасными детьми.
Ночью в палатках слышались приглушённый шёпот и всхлипывания.
- Они могут утонуть! — шептала чья-то мама.
- Там же нет ни реки, ни озера! — успокаивал её чей-то папа.
- Они могут утонуть в ванне! — настаивала чья-то бабушка.
- Они не любят мыться! — успокаивал её чей-то дедушка…

* * *

А Бумажный Змей с Малышом на хвосте всё летел и летел.
- Ты правильно летишь? — спросил Малыш, когда они вынырнули из одного облака и нырнули в другое. — А то я уже устал за тебя держаться!
- Потерпи! Скоро прилетим.
- Откуда ты знаешь про это место?
- Подслушал ребят, которые меня сегодня запустили в небо, Постой, не отвлекай меня! Нам нужно обойти грозовую тучу, а не то в нас может попасть молния!..
Подхваченный сильным порывом ветра, Бумажный Змей рванулся ввысь, накренился на правый бок и, едва коснувшись края обыкновенного дождевого облака, начал обходить тёмную грозовую тучу, набитую громами и молниями.
От страха Малыш зажмурился и ещё крепче вцепился в хвост Бумажного Змея.

* * *

Уставший и обессиленный, вернулся Фантик домой. Он долго не мог заснуть — перед его глазами в мельчайших подробностях вставал прошедший день. С утра и до позднего вечера он был занят тем, что оказывал кому-то помощь. Его просто разрывали на части! Одним он ставил примочки под разбитым глазом и прикладывал монету к синякам. Другим клал грелки на живот и рассказывал сказки, чтобы они не плакали и не звали маму. Третьих раздевал и мыл, потому что они заваливались на кроватку одетыми и не желали мыть перед сном грязные ноги. Четвёртым… Трудно перечислить всё, что ему пришлось проделать за этот безумный день. Но как он ни старался, что только ни изобретал, он никому не мог заменить ни маму, ни папу, ни бабушку, ни дедушку.
«Сколько же это ещё может продолжаться?» — с ужасом думал Фантик, ворочаясь с боку на бок.
Тревожная ночь опустилась над городом.
Малыши во сне плакали: «Хочу к маме!» Тем, кто был постарше, снились кошмары — будто кто-то их угощает мороженым! — они в ужасе просыпались и потом долго лежали с открытыми глазами, думая о том, что хорошо бы опять заснуть» а утром проснуться от ласкового прикосновения руки и знакомого голоса: «Пора вставать!» И они засыпали, оставляя на подушках мокрые следы своего раскаяния.

* * *

Репка проснулся от боя часов на городской башне.
Турнепка уже поправилась, и у неё ничего не болело.
- Пойдём в школу! — неожиданно сказал Репка.
- Зачем?
- Просто так. Посмотрим…
Они поднялись и побежали в школу.
На школьном дворе несколько Ухогорлоносиков молча и деловито разбирали под каштаном своё имущество.
Репка сразу узнал свой портфельчик по оторванной ручке и Турнепкин ранец с красными застёжками. Всё было цело: и учебники, и тетрадки, и пенал с ластиками и карандашами, и альбом для рисования, и даже два яблока. Это было особенно кстати, потому что очень хотелось что-нибудь пожевать.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку
Находится в разделе: Сказки Михалкова С.В.

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика