Праздник непослушания. Сказочная повесть Сергея Владимировича Михалкова

- Что, если они не вернутся? — с тревогой в голосе спросила Турнепка. Как мы будем без них жить?
- Никуда они не денутся! — махнув рукой, сказал Репка. — Бежим скорей в школу! У нас первый урок — рисование, и я хочу нарисовать синего кота.
Репка чуть не подавился от смеха. Турнепка тоже рассмеялась. Они вспомнили кота Пупсика, которого пришлось отнести в чистку после того, как он был покрашен в синий цвет.
- Ты помнишь, как называлась дедушкина краска?
- Помню, — сказала Турнепка. — Ультрамарин!..

* * *

Это был далеко не обыкновенный понедельник!
По бульварам и улицам, мимо витрин игрушечных, кондитерских и прочих магазинов, по узким переулкам и кривым, бесфонарным переулочкам с портфелями в руках и ранцами за плечами, как попало пересекая перекрёстки, бегом и вприпрыжку спешили в школу дети. Никто их не останавливал, когда они нарушали правила уличного движения, и не свистел им вслед: во всём городе, в домах и на улице, кроме них, никого не было! По пути они передавали друг другу потрясающую новость, но она сразу переставала быть новостью, потому что что, как нам уже известно, все дети в городе в это прекрасное утро обнаружили поголовное исчезновение своих родителей.
Репка и Турнепка, запыхавшись, с трудом протиснулись сквозь толпу галдящих учеников во дворе школы, горячо обсуждающих сверхудивительное событие, и вбежали в свой класс.
В классе стоял неописуемый шум и гам. Такого ещё никогда не было! Мальчишки скакали с парты на парту, гонялись друг за дружкой и старались хлопнуть один другого учебником по спине. Девчонки визжали от необъяснимого восторга. Аквариум был уже перевёрнут, и маленькие красные рыбки время от времени весело подпрыгивали в луже на полу. На классной доске мелом было написано: «ВСЕ УРОКИ ОТМЕНЯЮТСЯ!»
Во всех классах творилось то же самое. На всех классных досках было написано: «ВСЕ УРОКИ ОТМЕНЯЮТСЯ!»
Учительская комната была пуста. На дверях кабинета директора школы висел замок. В гардеробе никто не дежурил.
- Вот это да-а-а! — сказал Репка. — Теперь можно будет как следует отдохнуть!
- Выходит, они все против нас сговорились? Даже учителя… — пропищала Турнепка.
- Они решили нас проучить. Посмотрим, что из этого получится! самоуверенно ответил ей брат.
Репка и Турнепка приблизились к наскоро сооружённой из перевёрнутой бочки трибуне, с которой выступал мальчик по прозвищу Таракан.
- Наконец-то нами никто не будет командовать! — кричал Таракан, красный от возбуждения — Никто не будет нас заставлять делать то. что нам не нравится! Да здравствует Праздник Непослушания! Стойте на голове, ходите на четвереньках! Никто вам ничего не скажет!
- И не накажет! — раздался чей-то звонкий голос в толпе.
- И не накажет! — подтвердил Таракан и для большей убедительности постоял немного на голове, а потом спрыгнул с бочки и пошёл на четвереньках. Его друзья-одноклассники, которых называли Таракашками, дружно захлопали в ладоши, все, как один, встали на голову и тоже пошли на четвереньках. Они, как обезьянки, во всём подражали Таракану.
На бочку влез курносый, вихрастый мальчишка. Это был один из тринадцати детей доктора Ухогорлоноса. Его школьное прозвище было Пистолетик. Когда-то он смастерил себе самодельный пистолет, зарядил его настоящим порохом, прищурился, прицелился, выстрелил и чуть-чуть не остался без правого глаза.
- Послушайте, что я вам сейчас скажу! — обратился Пистолетик к обступившим его ребятам. — У меня шесть братьев и шесть сестёр, и теперь мы тоже остались одни! Нам всё время угрожали, что нас бросят, и вот наконец они нас бросили! Вот что они написали… — Пистолетик порылся в кармане своих выцветших джинсов, достал смятый клочок бумаги, разгладил его на коленке и начал читать вслух: — «Ужасные дети!.. »
Но его уже никто не слушал. Все куда-то заспешили…
- Пойдём отсюда! — сказал Репка Турнепке.
- А то нам ничего не достанется.
- Чего не достанется?
- Сама увидишь.
Репка взял сестрёнку за руку и потянул её за собой.

Под старый каштан посреди школьного двора летели в кучу и глухо шлёпались друг на друга школьные ранцы, портфели и портфельчики. Пробегая мимо дерева, Репка и Турнепка последовали примеру других и, освободившись от лишнего груза, выбежали за ворота опустевшей школы…

* * *

В кондитерской «СЛАДКОЕЖКА» шёл небывалый пир — уничтожались все запасы мороженого!
Это было какое-то нашествие сладкоежек, которые за какие-нибудь четверть часа заняли в кондитерской все места за столиками и расположились не только на подоконниках, но и прямо на полу.
Трудно себе представить, сколько порций сливочного, шоколадного, ванильного, малинового, клубничного, ананасного, абрикосового или лимонного мороженого может съесть одна сладкоежка, если её вовремя не остановить!
Сладкоежки ели мороженое не маленькими ложечками из вазочек и не вылизывали его языком из вафельных стаканчиков, а черпали прямо столовыми ложками из глубоких тарелок. Они не держали его терпеливо во рту и не ждали, чтобы оно там растаяло, а торопились поскорей проглотить, отчего некоторые сразу охрипли, а Таракан и вовсе потерял голос. Проглотив всё, что было у них в тарелке, сладкоежки тотчас бежали и становились в очередь за новой порцией. Под ногами у них хрустели рассыпанные вафельные стаканчики, которые никто не подбирал.
- Я больше не могу. Я кажется, примёрзла к стулу! — простуженным голосом сказала Турнепка. Носик у неё посинел, и на ресницах выступил иней.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку
Находится в разделе: Сказки Михалкова С.В.

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика