Доход не живет без хлопот. Сказки о Шише

Вот отец пристарел. Братья волю взяли, дом на себя и скот на себя отобрали. Отцу говорят:
— При твоем худом здоровье первое дело — свежий воздух. Ты теперь ночуй в сарае, а день гуляй по миру. Под одним окошечком выпросишь, под другим съешь.

А Шишу дали коровку ростом с кошку, удоя с ложку:
— Вот это тебе, братец, наделок (Наделок, надел — здесь: доля наследства). И вообще — люби нас, ходи мимо.

Отец сидит на крыльце, не смеет в избу зайти.

У Шиша в сердце как нож повернулся. Он отца в охапку:
— Тятенька, давай заодно жить! Есть — пополам, и нет — пополам. А братцам дорогим я отсмею насмешку, припасу потешку!.. Тятенька, ты меня дожидайся, а я пойду эту коровенку продавать.

Шиш лесом идет, а дело к вечеру. И гроза собралась, близко громыхнуло. На ночь мокнуть неохота. Шиш и сунулся в боковую тропиночку, в дебрь, где бы лесину, ель погуще найти. Он в лесу не боится. Шагов сотню ступил — в ельнике дом стоит. Еле доколотился.

Старуха открыла:
— О, куда ты, парень, попал! Уваливай, пока жив.

— Бабинька, пусти, где коровке хоть перестоять грозу.

— Дитятко, уходи: разбоем хозяева-то живут.

А к воротам еще двое бегут. Шиш сразу узнал — два богатея из соседнего села. Кричат:
— Эй, бабка, где тут дождь переждать?

Что будешь делать! Старуха и спрятала всех в подполье:
— Только уж чтобы ни кашлянуть, ни дохнуть, ни слова не сказать, как хозяева придут. Убьют и меня с вами.

Под полом Шиш их спрашивает, будто не знает:
— Вы чьи? Куда?

Те не смотрят на него:
— Со всяким сбродом не разговариваем!

Тут над головами затопали, заходили… Разбойники приехали.

Там у них питье пошло, еда. Напились пьяны, песню запели: «Не шуми, мати-дубравушка…»

Тут Шиша как шилом подняло.

— Ах, люблю! Даже до слез! Запою и я с ними…

Купцы его в охапку:
— С ума тебя скинуло, собаку?

— Заткни глотку! Убьют!

— Ох, не осудите меня! Я певец природный. Запою!..

— Молодой человек, не сгубите! Возьмите деньгами! По десятке дадим!

— А уж по сотне не дадите?

— Подавись сиротским! На!

Шиш деньги убрал в карман, сел в уголок, будто спит.

Не успели купцы кисеты завязать, наверху плясовую грянули — «барыню».

Ух, барыня, не могу!
Комар ступил на ногу…

Шиш к купцам:
— Рабы божьи, теперь не вытерплю! Я на то родился, чтобы плясать. Ух!..

Ходи, хата, ходи, хата!
Ходи курица хохлата!..

Купцы у него на ногах повисли:
— Возьми что хошь, пожалей не нас — сироток наших! Благодетель, не погуби!

— Так уж, чтоб вам не обидно, еще по сотне с человека.

Вот у Шиша четыреста рублей, да все золотыми. А наверху-то и учуяли, что под полом неладно.

Дрогнули разбойники:
— О, согрешили, грешники! Бесы в доме завелись! Не будет боле удачи…

Старуха слышит — на ней каждый трепок трясется:
— Я, хозяева, бесов-то выживать туда человека запустила…

— Какой человек?

Шиш это услышал, он всех смелее, и лезет из подполья.

Разбойники к нему:
— Ну что? Благополучно ли? Всех ли бесов-то выжил?

Шиш и смекнул:
— Пятерых выжил, двое остались больших. Те там подпольем ушли, этих надо избой выпускать…

— Молодец, выведи эту напасть! Отблагодарим тебя.

— Не стоит благодарности. Давайте кудели (Кудель — пучок льна, вычесанный и завязанный для прядения) да огонька. Сами зайдите за печь, чтобы, как полетят, вас не задело.

Сам Шиш спустился под пол.

— Ну, купцы, я с вас взял по два ста, а разбойники вас найдут и душу вынут. А за ваши деньги я вас отблагодарю.

Вот Шиш обоих купцов куделей замотал по одежде:
— Как я вас подожгу, вы и летите избой да на улицу.

Чиркнул спичкой, вспыхнула куделя. Взвились купцы по лесенке, да в избу, да в сени, да на улицу. А там после грозы лужа. Они в эту лужу. Даже одежда не затлела. Да скорее в лес, да домой.

А разбойники не скоро в себя пришли:
— О, молодой человек! И не видали мы на веку такого страху…

— О, коль страшно у бесов огненно-то видение! О, погубили мы свои душеньки, уготовали себе вечный огонь!..

— Руку даю, что эти черти боле к вам не прилетят, не досадят.

— Тебя как благодарить-то?

— Да вот строиться собрался…

— Держи сотенную. За такую услугу сто рублей — плевое дело.

А коровку Шиш старухе ихней подарил.

Шиш домой пришел. Деньги на стол, считать начал. Сбился, опять снова. Братья около, рот раскрыли, стоят…

— Шиш, откуда таково богатство?

— А прихожу на рынок, а у меня коровенку из рук рвут. Пять сот за шкуренку дали.

Братья в хлев. От жадности трясутся. Коров колют и шкуры с них дерут. Запрягли пару коней да в город с кожами. Стояли-стояли в кожевенном ряду…

Кто-то подошел:
— Почем шкура?

— Сто… нет, триста… пятьсот рублей!

Покупатель глаза выпучил да бегом от них. Народ собрался, пальцами кажут:
— Глядите-ко, безумные приехали. За коровью шкуру сотни просят…

Вернулись братья домой да на Шиша с кулаками.

— Обманыва-а-ать?!

— Да что с вами? Что?

— Да ведь нас весь рынок дураками почтил!

— Да вы в каком ряду стояли?

— Как в каком? В кожевенном!

— А я в галантерейном.

Братья на другой день в галантерейном стояли. Публика ходит чистая. Барыни братьев ругают, городовые их гонят.

Один кто-то спросил опять:
— Да почем шкура-то?

— А вот третьего дня за маленькую шкуренку пятьсот давали, дак уж у нас нежели дешевле!

Тут уж их в шею натолкали. До самой заставы с присвистом гнали.

Кричат мальчишки:
— Самашеччих (Сумасшедших) везут! Самашеччих везут! Прикатили братья домой, кони в мыле.

— Подать сюда злодея, всегубителя, разорителя!..

Не успел Шиш увернуться. Бочка во дворе стояла.

Шиша в нее заколотили, да с берега в реку и ухнули. Пронесло бочку с версту, да к берегу и прикачало.

Шиш и слышит, что по берегу кто-то с колокольчиком едет. Шиш и заревел:

Страницы: 1 2

Понравилась сказка? Тогда поделитесь ею с друзьями:

FavoriteLoading Поставить книжку к себе на полку
Распечатать сказку Распечатать сказку
Находится в разделе: Русские народные сказки

Читайте также сказки:


Яндекс.Метрика